Память не молчит
7 июня 2021
Лобейко Леониду Ильичу 6 июня 2021 года исполнилось 80 лет. В юбилейную дату к гостеприимному хозяину в деревню Куда под Иркутском прибыли по его приглашению многочисленные гости. Насладились белорусской приветливостью юбиляра, заразились оптимизмом и поразились богатырской его неутомимости. Песни пели и слушали его рассказы о жизни. В них история его семьи и наших современников:
О встрече с белорусами в Иркутске: Однажды на День города в Иркутске пошли мы с семьей на праздник, 2010 или 2011 год был. Вижу, на полотне: «ГУЧЫ, ГОМАН БЕЛАРУСКИ». Так тепло на душе стало. Земляки! Сильно к ним притянуло. Разыскал их адрес, с того времени я с ними.

О довоенных годах семьи: Жили в нищете и бедности. В 1923 году в родительском доме стояли стол, лавка, кровати, русская печь. 7 человек жили на площади 20-25 квадратных метров. 5 гектаров земли было. Косили. Строили. Первым делом строили хлев. Потом гумно. Хранить нужно там сено, пшеницу, рожь. Зимой его просеют, развеют. Потом дом строят. Дошли дела нашей семьи до строительства дома, лесоматериал уже заготовили прямо перед войной, да война уничтожила все, так 19 лет и жил в старом родительском доме в Гродненской области. Позже братья уехали оттуда, родители умерли. Только сестра Таня живет в тех краях, ей 86 лет, проработала учителем начальных классов всю жизнь.

О войне. Самые тяжелые воспоминания о войне: страх божий. Я только родился тогда. Старшему брату Василию в 1941 было 16 лет. Забрали немцы на трудовые работы в Эстонию у бюргера работать. С земляком они оттуда сбежали, по 18 лет было. Пробирались на белорусскую землю ночами через Латвию и Литву, без еды. Как не попасть к врагам – главный вопрос был. Вернулся Василий, и его тут же забрали в Советскую армию. Он погиб на фронте под конец войны в 1944 году. Долго не было известий. Уже в 50-х годах мы нашли захоронение в Литве. Селение Жалей. 13 номер захоронения. Второй брат войну застал 8-летним ребенком, в 60 лет умер от рака, третий брат Иван прожил 80 лет.

Немцы сожгли много домов, в эвакуацию не успели уехать люди. На подсуседях жили те, кто без домов остался, то есть у соседей, а кто-то свое строил - в землянках жили.

Когда отступали немцы, тоже пытались жечь наши дома, стрелять. Меня чужая женщина при обстреле собой закрыла на земле. Не понимал, что опасно в 3-4 года-то, душно казалось. Тогда все живы остались. И многие так делали, детей своих и чужих закрывали во время опасности. Такие осколки войны во мне. В нашей деревне около 60-ти дворов. После войны 29 парней в селе погибли, на нашей улице 6 домов кряду потеряли молодых парней. «Пайшли хлопцы, як па грыбы, и не вярнулися»-говорили в селе. Кому-то повезло, кому-то нет.

Про День Победы: Окончание войны встретили с радостью, но на праздник, на Ура!!! ни у кого сил не было. У всех были потери, у всех.
О послевоенной жизни: Дома сожжены, никаких пенсий, зарплат, пустые карманы, много детей. Дети с 4-5 лет работали. Я гусей кормил, потом свиней. Мокрец, лебеда… - все ели. По 4 класса закончили братья, сестра Таня после 4 класса учебы не пошла учиться, некому было работать дома, а спустя два года все таки учеба сестры продолжилась. Школа. Педучилище… С 1948 года появились только колхозы, тогда и получилась учеба у многих.

Про документы и учебу: Окончил я школу, старшие братья ушли в армию. После армии можно было уехать куда-то по Союзу, а не просто в деревне остаться. Получить документы иначе как после армии в то время никак не получишь: документов тогда просто не было. Старшие братья уехали после службы в армии кто куда: Архангельская область, Казахстан, я остался с родителями, решил поступить заочно в белорусскую сельскохозяйственную академию г. Горки Могилевской области. Год проучился спокойно. Через год пришел вызов на сессию, а денег – то нет: председатель колхоза не смог помочь отправить учиться в тот момент. Зерном, сеном за трудодни давали, денег очень мало давали. Продать было нечего. Учеба не продолжилась. Время шло. Отцу под 70 лет уже: уезжай тогда в Казахстан, говорит, к брату. Уехал.

Про жизнь в Казахстане: В Караганде в Горном институте получил специальность горный инженер-механик. Работал на горном заводе, потом на заводе электротехнических изделий, конструктором работал. Не кляузничал, не ябедничал, работал хорошо, люди уважали, здоровались все. Потом на новый подобный завод в Братске Иркутской области в 1976 году пригласили главным механиком завода. Поехал.

Про эпоху: Это эпоха - лучшая в нашей жизни. Нынешняя власть не вникает в вопросы. С нее никто не спросит. Проще сказать: «Не знаю», чем решать вопросы. Райком как бы ни ругали, по проблемным вопросам движение было. Конкуренция в советском Союзе у власти была, выборы были, и запятнаться никто не хотел. Поэтому работали. В свое время несколько раз предлагали мне сменить работу на работу в партии. Отказался я идти на партийную работу, когда в первый раз пригласили. Собрали тогда много металлолома со студентами горного института. Тонн 10 собрали. Комсоргом я был на работе. Товарищ райкомовский пригласил после этого на партийную работу. Но работа на заводе показалась серьезнее. Другой раз, на заводе работая конструктором, приглашен был на работу в райком партии. Директор с юмором и серьезно отговорил: « Тут, говорит, квартиру получишь, а там – будешь ко мне ходить да просить, что нужно…». Дали квартиру, женился. Уже механиком работал. Третий раз парторгом завода в Братске предложили стать. Да начальство сменилось, не сложилось.
Про жизнь в Сибири: В Казахстане получил образование инженера, потом в Братск Иркутской области поехал по специальности. Прожил в Братске 28 лет. «Все народы знают» - говорила внучка, когда видела, что все здороваются. Работал на заводе отопительного оборудования главным механиком. До 11000 человек на предприятии работало. Производили штампованные радиаторы отопления. Завод позже тихо умирал с момента перестройки. Котельные для Крайнего Севера готовили для поселков. Теперь у поселков не хватает казны для закупок. Дорого. А в село Куда Иркутской области приехал с дочкой, когда уже на пенсии был. Сейчас дочка в Москве.

Про хозяйство: Держал здесь, в селе Куда, козу. Молоко на каждый день. Через дорожку с «охраной» гуляла. Так козы могут уйти себе гулять, найти можно через несколько суток. Козленок был. Гусей держал, пчел разводил, кролики были.

Про мать: Ни дня не была в школе. Но научилась читать на польском, русском и украинском. Пряла пряжу и одновременно читала книгу, что на коленях лежит. Дети, кто учился в школе, приносили знания и делились с матерью, так все выучились. В школе учили белорусскому и польскому языку. Поэтов мать знала: Пушкина, Тютчева… Все певучие в семье, все в мать, песни любим, стихи любим. Случалось было, сидим на печи, шерсть овечью разбираем да песни поем, а под окошком останавливаются и слушают.

Про жену: Были билеты в театр в Караганде, в Казахстане. Приезжие из Кемерово артисты хорошо выступали. Спектакли и концерты снимали и в новостях показывали по телевизору, в 1965 году это было, в кадр с соседкой на съемке спектакля попал и стал знаменитым. Молвой и объединили с соседкой по спектаклю, как все увидели в эфире. С женой на одном предприятии работали. Дальше знакомство перешло в создание семьи. Дочь есть, теперь внуков двое, один правнук есть.

Про удачу: Жизнь странная и сложная. Казахстан. Караганда. Река Иртыш. Большого размера окуни, плотвичка. Зовут. ..Я не рыбак. Пробовал. Не выходит. Приехали. Зима. Все промерзло. Прокрутил лунку и сижу. Поймал 10 рыбок. Другие -1либо 2 рыбки. Не рыбак я, а вот повезло. Так на одном месте-то и лучше было. Другие прокрутят в одном месте-нет рыбы. Пошли на другое место – нет, и так переходят и ищут лучшее место для рыбалки. Но не рыбак я.

Спорт смотрю по телевидению. За кого болею, тот проигрывает. Болею за слабых.

Про Ангару: На заводе лодочная станция своя была в Братске. Наслаждение было ехать по Ангаре зимой. Не замерзает и в 40- градусный мороз. Сосны на утесах в снегу. Неописуемый восторг! Неописуемый восторг!

Про далекую Беларусь: По молодости часто бывал в Белоруссии, там родители. Умудрялся и при командировке в Москву отлучится проведать родителей. В Беларуси тоже был завод отопительного оборудования. Были командировки и туда. Потом родители умерли. Я затосковал по Беларуси.

Про радость в жизни: Самую большую радость составляет просто жить. Радость от солнца, дома, детей, что здоровы, что друзья есть - это и есть радость.
Автор: Татьяна Бизикова
Фото: Матрёна Бизикова
Made on
Tilda